» » » Северный торговый путь и древнее государство на территории Центральной Руси и Поволжья

Северный торговый путь и древнее государство на территории Центральной Руси и Поволжья

04 октябрь 2012, Четверг
118
0

1. Введение

Накопленные к сегодняшнему дню археологические, антропологические, генетические и другие данные о центральной и северной зонах Евразии позволяют иным образом моделировать процессы формирования местных очагов цивилизации. Для некоторых периодов времени эти данные становятся единственным источником сведений, через научную интерпретацию которых можно понять то, как жили наши предки, и какого уровня развития добилось их общество.

Обширный пласт археологических данных времени эпохи бронзы свидетельствует о существовании развитой торговли в северной части Евроазиатского континента. Собранные и опубликованные генетические данные о современных народах Северной Евразии, а также об ископаемых народах этих территорий позволяют соединить в единое целое все имеющиеся данные и построить модель древней цивилизации.

 

2. Древние торговые пути Урало-Поволжья

В предыдущих своих докладах [1, 2] мы подробно обрисовали картину торговых путей, реконструированных по опубликованным археологическим находкам и генетическим данным, касающимся Урало-Поволжского региона. В других работах [3, 4, 5, 6] мы показали встроенность Урало-Поволжского этапа древних торговых путей в общую картину Северного торгового пути. В итоге картина получилась весьма целостной. И в ней чётко просматривается то, что уже в бронзовом и железном веках на территории исследуемого района существовало развитое человеческое общество. Причём, уровень местного развития ничем не отличался от хорошо исследованного ближневосточного.

Для Урало-Поволжского региона мы выявили следующее. Во-первых, коренное население сформировано европеоидными носителями гаплогруппы R1a1, местом образования которых является центр Русской равнины. Во-вторых, распространяясь на восток, эти европеоиды сформировали несколько последовательно действовавших торговых путей, самый ранний из которых, «лазуритовый» путь, датирован 4-м тыс. до н.э. В третьих, продолжительные связи востока и запады, поддерживавшиеся последующими торговыми путями – «янтарным», «нефритовым», «северным шёлковым» и «дирхемным», – функционировали на протяжении четырёх тысяч лет и определяли экономические, демографические и цивилизационные параметры развития в этот период.

В своих исследованиях многие учёные натыкались на проблему существования Северного торгового пути. Например, известный археолог М. Гимбутас, исследуя Прибалтийский регион, подробнейшим образом описала «янтарный» торговый путь эпохи бронзы, который связывал балтов и северных русских не только с Древней Грецией, но и с Урало-Поволжским регионом. Для описания степени развитости такой торговли М. Гимбутас даже использовала термин «трансконтинентальный импорт» [7], явно указывая не только на обширность торговых путей бронзы, но и на их экспортно-импортный характер. Что возможно только в условиях развитого государства.

Другой исследователь, С. А. Комиссаров для Западного Китая указал контрагентом и Дальний Восток, и Европейские земли: «Впервые в истории нефритовый путь связал Дальний Восток с Европой» [8]. Известный археолог, О. Н. Бадер интерпретацией находок этот торговый путь бронзового века проводил через земли, занятые сейминско-турбинской культурой Волго-Камья. В частности, в одном только турбинском могильнике, расположенном в пределах города Пермь, обнаружено 36 колец, изготовленных из восточного нефрита [9].

В таком контексте естественным выглядит утверждение о возможности существования в указанном регионе некоторого государственного образования. Причём, столь долгое функционирование одного и того же маршрута торговли свидетельствует не только о самом факте существования древнего государства, но также и о его мощности.

 

3. Об урало-поволжском древнем государстве

Главными ресурсами, образующими государство, являются народ, территория и язык. Но для бронзового века, недоступного для письменных свидетельств, существуют две проблемы. Первая – это показать, что народ, занимающий исследуемые территории, был развит настолько, что мог сложить государство в исследуемый период. Вторая – создать такую описательную модель реконструируемого государства, которая гармонично вписывалась не только в археологические находки и другие научные данные об исследуемом регионе, но и в общую систему государств древности.

Первую проблему мы практически решили, описывая торговые пути. Этот аспект подразумевает под собой не только саму торговлю, как факт, но и существование сопровождающих её знаний, а это: математика, география, астрономия и т.д. Причём, математика, судя по публикациям сотрудников Государственного музея «Сунгирь», зародилась уже в верхнем палеолите и потом только развивалась. То же касается и астрономических знаний, связанных с календарём. Наиболее полный календарь известен из Ачинского могильника и датируется 16-м тыс. до н.э.

Рассматривая торговые пути эпохи бронзы, мы, естественно, понимаем, что за прошедшие десятки тысяч лет знания о календаре и астрономии, о математике и других науках древности существенно развились. А торговые пути послужили теми артериями, по которым перемещались не только товары, но и указанные знания, а также мода, новые открытия, новые предметы роскоши и т.п.

Взять хотя бы всё тот же нефрит. Его движение по указанному торговому пути обнаруживает не только сам факт движения. Оно связывает воедино обладателей одного и того же уровня изделий из него в транснациональную «касту», представители которой, во-первых, могли себе позволить иметь такие уникальные и дорогостоящие изделия, а, во-вторых, знали и понимали ценность таких изделий.

Отсюда и мы сегодня можем понять, что, например, «древнекитайский» представитель высших государственных слоёв, обладавший кольцом из нефрита, ничем особенным не мог превосходить «древнерусского» обладателя таких же колец. И «китаец» и «русский» должны были быть идентичными по своему социальному статусу. И если подробнее, за рамками доклада, рассмотреть все нюансы торговых отношений, то станет ясно, что они могли существовать только между равными по развитию территориально-этническими образованиями.

Отсюда следует важное предположение: если утверждается, что восточный торговый контрагент – «Китай» – в бронзовом веке уже имел государственное устройство, если такое же устройство имел Шумер – потребитель уральского серебра и меди, если южный контрагент по торговле янтарём – Греция – также имел государственное устройство, если даже Древний Египет, связанный с Древнейшей Русью «лазуритовым» торговым путём, имел государственное устройство, то и Древнейшая Русь должна была иметь аналогичное государственное устройство.

В противном случае вместо торговли наши территории давно были бы уже захвачены различными народами, а это, в свою очередь, было бы зафиксировано в генетике русского народа и в его языке. Но генетика русского народа имеет монолитный характер и уходит своими корнями в верхний палеолит [10] (за исключением монголоидного элемента, пришедшего на Русь в 15 веке и позже).

Также, монолитный характер имеет и история русского языка, связанная с периодом бронзы. До бронзового века русский язык не подвергался никакой дивергенции, а только в бронзе начались первые акты его расщепления. И, опять же, эти события связаны с историей и развитием Северного торгового пути. Именно в 3-м тыс. до н.э. от древнерусского языкового единства откололись носители языка, которые пришли в «Северную Индию» и «Иран» и привнесли в этот регион индоевропейское языковое влияние.

Аналогичная картина складывалась на Западе: именно в бронзе состоялось наиболее активное заселение европейских земель выходцами с Русской равнины, которые и принесли на европейские просторы так называемые индоевропейские языки. Именно поэтому наиболее адекватной в современной лингвистике является гипотеза о том, что «индоевропейская» семья языков (то есть несколько языков, произошедших из одного «материнского») сформировалась в бронзовом веке к северу от Чёрного моря, то есть в тех местах и в то время, которых и касается наш доклад.

Таким образом, реальность существования протогосударства в Урало-Поволжском регионе России в эпохе бронзы является вполне разумной гипотезой, на справедливость которой указывают все известные факты.

 

4. Имена возможных правителей урало-поволжского государства

Для бронзового века поставщиком имён правителей государств, как правило, являются данные мифологии. Даже те «шумерские» таблички с «прочитанными» на них текстами явно свидетельствуют о «божественности» древних правителей. Мы видим за этим термином больше собирательный характер, нежели принадлежность к божескому племени.

Шумерский Гильгамеш считается одновременно и мифологическим, и реальным правителем. Саргон Великий считается и мифическим, и реальным царём. Все без исключения первые правители Древнего «Китая» являются мифическими царями. Они даже наделены способностью становиться драконами. Но в исторических построениях эти древнекитайские персонажи проявляются, как реальные предки китайского народа и как реальные государственные лица времени бронзы и железного века.

Даже в мифологии Древнего «Афганистана» существует персонаж, которому приписывается царская роль. Заххак – это и афганский царь бронзового века, и дракон, подобный китайскому Фу Си. Правда есть существенное уточнение: самые высокопоставленные семитские роды Афганистана до сих пор возводят своё происхождение именно к Заххаку.

Мы не случайно упомянули афганского царя. Имеющаяся истинность его существования даёт нам отправную точку для установления имени древнерусского царя бронзового века. Дело в том, что царство Заххака располагалось к югу от земель, которыми правил древнерусский царь Богумир, который в авестийских и других текстах предстаёт перед нами под именами авест. Iima, Йима Хшайта, Йим; др.-перс. Йама, Iama; ведийск. Яма; сканд. Имир; др.-исл. Ymir; ир. Джамшид, Джемшид, Джамшед, Джам. А на царское положение Богумира указывает его эпитет – Хшайта, который означает «правитель, царь», а также «сиятельный, сиятельство» [11].

И Саргон Великий, и Гильгамеш, и Заххак, и Богумир принадлежат к одному времени – к середине 3-го тысячелетия до н.э. Астрономическими выкладками их датировки относят к 2289 году до н.э. или близ того. Например, считается, что Саргон Великий правил приблизительно в 2316 – 2261 годах до н. э., а эпитет имел такой же, как и Богумир, – Шурру-кин, то есть «Истинный царь». Время царствования Гильгамеша – 26 – 28 века до н.э.

Богумир во второй главе «Видевдата» назван «владетелем добрых стад» [12], в своё правление Богумир увеличил землю в два раза и построил десять тысяч деревень и городов в области у горы Бакир [13]. Среди построенных городов был и знаменитый сегодня Аркаим. Свидетельств о Богумире много, но нас, прежде всего, интересую те, которые касаются Русской равнины и Урало-Поволжья. А эти сведения мы черпаем из обстоятельств родословной Богумира.

У Богумира было несколько сыновей и дочерей, от каждого получил своё происхождение конкретный народ Северной Евразии. Мы их перечислим. От дочери Славуни пошли древляне, от Полевы – поляне, от Прии – друды, казаки и черкесы, от Скревы – кривичи, от сына Кимра – киммерийцы, от Руса – русы, от Севы – северяне, от Скифа – скифы, от Словена – Венеды, Восточные немцы, Вятичи и Словене, от Хазара – хазары (ашкеназы) и др. [14].

Именно по именам сыновей Богумира названа Русь и Скифия. Последняя доминировала на старых картах Северной Евразии, простираясь как раз по тем территориям, к которым относятся сегодня народы, являющиеся потомками царя Богумира, то есть от Центральной Европы и до Дальнего Востока. Эти народы располагаются точно по тем территориям, которые в бронзовом веке были охвачены указанными торговыми путями. Языки этих народов – все (за исключением языков поздних пришлых народов) относятся к так называемой индоевропейской семье. Но что самое главное, генетические исследования показывают, что все эти народы имеют общего предка гаплогруппы R1a1, расположенного глубже эпохи бронзы.

Сегодня указанными генетическими исследованиями в мире охвачены многие сотни миллионов человек, большинство из них живут в Северной Евразии. Этими исследованиями занимаются пять ведущих генетических центров мира, поэтому достоверность таких исследований высочайшая. А это значит, если мы, живущие сегодня в центре России, включая Урало-Поволжский регион, являемся прямыми наследниками местного, древнерусского населения неолита и бронзы, то справедлива и обратная ситуация, когда те, кто жил на нашей территории в неолите и бронзе, являются нашими прямыми генетическими предками.

О сыновьях Богумира Словене и Русе есть сообщения времён Геродота и Диодора Сицилийского, в них говорится о происхождении народов Скифии и, в частности, предками русского народа называются князья Словен и Рус. О князе Скифе, о миграционных передвижениях Словена и Руса, об их взаимоотношениях есть многочисленные данные у арабо-персидских авторов, начиная уже с 12-го века, которые рассказывали о событиях, датированных гораздо более ранними временами, чем, например, 7-й век.

В русских летописях сохранилось «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», в котором сказано, что в 2395 году до н.э. Словен и Рус со своими родами на берегах озера Ильмень основали города Словенск (современный Великий Новгород) и Руса (современная Старая Русса). После чего царство Словена и Руса стало расширяться, и «Словен же и Рус живяху между собою в любви велице, и княжиша тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми, и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир, по велицей реце Обве, и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко» [15].

Эти сказания находят серьёзный отклик в археологическом, генетическом и лингвистическом контексте: на середину 3-го тыс. до н.э. приходится время расцвета волосовской культуры на обширной территории Волго-Окского междуречья, Верхней Волги и Прикамья. На стоянке Сахтыш VIII в волосовском слое, в центре волосовского же селения обнаружено погребение №30, которое на всю глубину (18 – 20 см) было засыпано красной охрой [16]. Возраст углей из очага одного из жилищ – 2400±60 лет до н.э. (ЛЕ-1327) [17] – точно соответствует времени жизни летописных Словена и Руси.

Другой факт – почти 90% всего янтаря из волосовского слоя стоянки Сахтыш IIА происходят из двух мужских захоронений (№15 и 28) – позволяет допустить, что в могилах №15 и №28 захоронены высокопоставленные члены общества, возможно, царь/князь и его брат. Начало формирования этого слоя могильника 2690 ± 190 лет до н.э. (ГИН-5892), а окончание – в пределах 2200 ± 240 – 2080 ± 180 лет до н.э., то есть тоже относится точно ко времени возможного захоронения Словена и Руса [18].

Остаётся добавить только, что «Сказание» нашло отражение в трудах П. Н. Крёкшина, М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, Н. И. Костомарова и других отечественных историков. В связи с чем, нам представляется, что наша реконструкция обладает весьма высокой степенью достоверности, не меньшей, чем аналогичные построения о царе Гильгамеше, Саргоне, фараоне Амоне и т.п.

 

5. Выводы

Весь комплекс современных данных – археологии, антропологии, генетики, лингвистики, мифологии и др. – позволяет реконструировать историю Урало-Поволжского региона времени эпохи бронзы. В этот период через указанную территорию проходили мощные торговые пути, связывающие регион со странами Востока, Запада и Юга.

Мультидисциплинарный подход к проблеме позволяет не только выявить признаки древнего государства, существовавшего в бронзе в Урало-Поволжском регионе, но и назвать имена его правителей – Богумира и его детей, Словена, Руса, Скифа и др.

Как сейчас установлено, генетически все народы, населяющие обширную северорусскую область, связаны непосредственным генетическим родством, уходящим даже глубже, чем времена Богумира. На большинстве средневековых географических карт именем Богумира названы горы Урала.

 

Литература:

  1. Тюняев А.А. Древние торговые пути Урало-Поволжья по комплексным данным археологии, антропологии, генетики и мифологии // Этносы и культура Урало-Поволжья: история и современность: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. – Уфа: ИЭИ УНЦ РАН, 2010. С. 194 – 200.
  2. Тюняев А.А. Связи Урало-Поволжского этапа Северного шёлкового пути периода раннего железного века и раннего средневековья. «Organizmica» (web). № 10 (103). Октябрь. 2011.
  3. Тюняев А.А. Древние торговые пути русских земель (по комплексным данным археологии, антропологии, генетики и мифологии) // Традиционное хозяйство в системе культуры этноса: Материалы IX Санкт-Петербургских чтений, СПб.: ИПЦ СПГУТД 2010. С. 267.
  4. Тюняев А.А. Византино-древнерусские торговые связи // Российское византиноведение: традиции и перспективы. Тезисы докладов XIX Всероссийской научной сессии византинистов. – М.: Издательство Московского университета, 2011. С. 213 – 215.
  5. Тюняев А.А. Археологические маркеры северных торговых путей Евразии времени неолита – бронзы // Материалы III (XIX) Всероссийского археологического съезда. Старая Русса – Новгород. 24 – 29 октября 2011 г.
  6. Тюняев А.А. Дальневосточное участие в древних этапах евроазиатской торговли, «Organizmica» (web), № 3 (96), март 2011.
  7. Гимбутас М. Балты. Люди янтарного моря. 2004.
  8. Комиссаров С.А. Древние нефриты Восточного Туркестана (Синьцзяна): их распространение и использование // Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Вып. 2. Горизонты Евразии: Сб. науч. ст. / Ред. и сост. О.А. Митько. – Новосибирск, 1999. – Стр. 7 – 10.
  9. Бадер О.Н. Древнейшие металлурги Приуралья. М. 1964.
  10. Клёсов А.А., Тюняев А.А. Гипотеза о появлении гаплогруппы I на Русской равнине 52 – 47 тысяч лет назад // Доклад на Международной научно-практической конференции «Проблемы комплексного изучения древнего и современных популяций человека». Институт истории Национальной академии наук Республики Беларусь, Минск. 23 – 25 июня 2010 года.
  11. Мифологии древнего мира. – М.: 1977, стр. 347, 364.
  12. Авеста в русских переводах. СПб. 1997, стр. 78 – 81.
  13. Зороастрийские тексты. М., 1997, стр. 278.
  14. Тюняев А.А. Древнейшая Русь. Сварог и сварожьи внуки // Исследования древнерусской мифологии. – М.: 2010.
  15. Сказание о Словене и Русе и городе Словенске // Хронограф 1679 года / Полное собрание русских летописей. Т. 31. Л., 1977.
  16. Костылёва Е.Л., Уткин А.В. Погребальные комплексы эпохи первобытности на сахтышском торфянике. Вестник Ивановского госуниверситета. Серия «Гуманитарные науки» Вып. 4, 2008, стр. 3 – 19.
  17. Крайнов Д.А., Зайцева Г.И., Костылёва Е.Л., Уткин А.В. Абсолютная хроноло-гия Сахтышских стоянок // Археологические памятники Волго-Клязьминского междуречья. Иваново, 1991. Вып. 5.
  18. Тюняев А.А. Найдены захоронения летописных русских князей Словена и Руса (3 тыс. до н.э.), «Organizmica» (web), № 9 (80), сентябрь 2009.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры