Витебск-2016. Ким Брейтбург: Всё определяется мерой таланта и масштабом личности

15 августа 2016 | Новости, Политика, Россия, История России, Народ, Культура

Отец композитора, певца и продюсера Кима Брейтбурга воевал в Белоруссии во время Великой Отечественной. А сам Ким превратился в старожила витебского культурного форума. И в этом году стал гостем фестивального «Звёздного часа», не в первый раз отметившись склонностью к философским размышлениям на затрагиваемые журналистами темы.

– Какое из ваших амплуа в шоу-бизнесе вы считаете наиболее важным?

– Композитора.

– Сейчас наибольшую популярность имеют исполнители. А композиторы уходят на второй план. Мы уже не знаем, чьи песни поют звёзды.

– Это мировая тенденция. Считаю нормальным, что люди моей профессии находятся «за кадром». Ну кто теперь вспомнит автора хитов Майкла Джексона? Я просто рад, что есть интерес к моему творчеству. Моим песням, театральным постановкам.

– Когда вы приняли решение «уйти из кадра»?

– Это было настолько давно, что думаю, тема уже неактуальная. Старшее поколение возможно, ещё помнит мою группу «Диалог». Я прекратил артистическую карьеру в начале 90-ых. И не склонен к ностальгии. Я живу сегодняшним днём. И чуть-чуть завтрашним. Но не люблю оглядываться назад.

– Вы были признаны лучшим вокалистом на уникальном фестивале «Тбилиси-80», в котором участвовали такие кумиры того времени, как «Машина времени», «Автограф», «Аквариум», «Интеграл», «Динамик». И все они заявляли гражданскую позицию. Сейчас музыка этот фактор утратила?

– Тогда музыкальная среда была основным полем выражения духовной жизни молодёжи. Сегодняшние поиски в молодёжной среде переместились в сеть. У людей появилось гигантское количество возможностей проявить себя иначе.

– Мы сейчас живём в непростое время...

– А мы всегда жили в непростое время.

– Стоит ли певцам теперь вернуться к этой теме? Или нынче музыка и гражданская позиция – уже антиподы?

– Я бы не сказал, что её нет вообще. У кого она есть – тот её и заявляет. А требовать от молодёжи ярко заявленной концепции, тем более идеологической... Стоит ли? Мне всё же кажется, что мировоззренческая тематика более относиться к рок-музыке, чем к популярной.

– Как бывший рокер, скажите – рок-музыка, как таковая, нынче существует? В том виде, в каком она была в Советском Союзе.

– Нет, как в СССР, или как в мире, такой музыки, как 20 лет назад, уже, пожалуй, нет.

– Потому, что это было протестное движение?

– Наверное.

– Как человек, вышедший из рок-тусовки, из рок-легенды, и перешедший к лёгкому жанру, оценит нынешнее состояние популярной музыки?

– Последние 6-7 лет я больше сочиняю театральную музыку. Но и популярной занимался долгий период. А поп-музыка разная бывает. Бывает очень хорошая, качественная, с глубокими текстами. Или, по крайней мере, с очень образными и волнующими текстами. А попадается и пустая. Всё определяется мерой таланта, масштабом личности людей, которые создают и исполняют эту музыку. Тут много вводных, и обобщать целые направления музыки неверно.

– Не мог представить, слушая серьёзную группу «Диалог», что у вас уже крутилось в голове: «Девочка с севера».

– «Диалог» закончился в 1992 году. И возвращаться в прошлое не имеет смысла. Для «Диалога» я писал то, что хотел петь сам. А как композитор, я писал то, что было бы возможно исполнять тем людям, которым эти песни были предназначены.

– Недавно участники группы «Премьер-Министр» просили передать вам нижайший поклон. Я думал, что между вами пропасть пролегла, после того, как они ушли и переименовались в «ПМ».

– Нет, у меня со всеми артистами, с которыми я когда-либо работал, достаточно ровные отношения. И, в общем, хорошие.

Витебск-2016. Ким Брейтбург: Всё определяется мерой таланта и масштабом личности

– Что вы скажете о скандале в РАО, и довольны ли вы своими авторскими отчислениями?

– Я считаю, что система разладилась. И разладилась давно. Стала неэффективной. Мне трудно говорить о правонарушениях, потому что я не следователь или прокурор. Поэтому не могу обвинять руководство РАО в каких-то махинациях. Я не настолько компетентен. Рассчитываю, что в ситуации разберутся соответствующие органы. Но то, что эта работа в стране развалилась, заметно. Многие не платят. Почему – не понятно. Я имею ввиду радиостанции, телеканалы. Как автору, у которого в радийной ротации находится порядка ста песен, приходят какие-то отчисления. Но я же вижу, откуда приходят деньги, и понимаю, что их могло быть гораздо больше, если бы все честно платили. В Советском Союзе система довольно чётко работала.

– Кроме известной истории о вашем знакомстве в Витебске с женой, что заставляет вас сюда так часто приезжать?

– «Славянский базар» – уникальное явление в нашей постсоветской культуре. Здесь каждый раз надеешься открыть для себя новые имена на конкурсе молодых исполнителей. И сам фестиваль всё время разный. Меняется звёздный состав. Я не так часто могу увидеть в таком количестве исполнителей. Отслеживаю для себя музыкальные тенденции. Для меня каждая встреча с витебской аудиторией – очень приятное общение с друзьями. Здесь обычно очень тёплый приём.

– Что на этот раз вы привезли на «Славянский базар»?

– В этом году будет две премьеры. Одну песню будет петь Лёша Гоман, она называется «Сторона соловьиная». Вторая песня сделана по просьбе дирекции фестиваля. Эта песня видимо, будет звучать на концерте открытия.

– Кто вам интересен на этом фестивале? На Пугачёву и Галкина пойдёте?

– Думаю, что пойду.

– На Кристину?

– Ну, пойду. Наверное, посмотрю.

– На Леонтьева?

– И на Леонтьева посмотрю.

– Вы с такой грустью отвечаете, будто вас палкой на эти концерты погонят.

– Нет, я посмотрю всё, что будет возможно.

– А песни вы пишите под артистов?

– Иногда песни писались под артистов, потому что от них поступали предложения. Например, «Натуральный блондин» Коли Баскова. Им была предложена очень точная формулировка того, что нужно было сделать. И песня очень быстро написалась. А бывает, песня пишется сама.

– Например, «Не тревожь мне душу, скрипка»?

– Она была переписана. Потому, что первый вариант был уничтожен автором, как неудачный. А второй вариант теперь знают все.

– Есть ли у вас любимые поэты, и какие стихи вы читаете?

– Самым любимым поэтом является Арсений Тарковский. Некоторые его стихи знаю наизусть.

Витебск-2016. Ким Брейтбург: Всё определяется мерой таланта и масштабом личности

– Как рождаются ваши песни?

– Меня многое трогает. Я человек сентиментальный. Могу прочитать стихотворение, и почти сразу услышать мелодию. Если понравился текст – то мелодия рождается сама. У нас есть дефицит искренности в текстах. И на эстраде, и в рок-музыке. Возможно, жизнь нас так разводит, что мы все закрываемся. Сегодня сложно создать искренний текст, который был бы правдой. Правдой чувств, или правдой жизни. Поэтому, если увижу искренний текст, у меня что-то резонирует внутри, и я готов писать на него музыку.

И мало быть хорошим поэтом – надо ещё и найти тему, интересную всем. Потому что если ты, пусть и талантливо, говоришь интересное только тебе – то это не шоу-бизнес. Это может быть искусством, но не массовым.

Советские рецепты сегодня не годятся. Уже невозможно написать песню, чтобы она стала популярной для всех. Сегодня песни локально популярны на каком то социально-возрастном срезе. В СССР не было столько радиостанций, такого количества исполнителей на любой вкус.

– Какая песня нужна для успеха на «Евровидении»? Какие ингредиенты должны быть, чтобы песня выстрелила? Ваш товарищ Карен Кавалерян отметил, что в песне Сергея Лазарева пытались создать очень чистый английский язык, а не тот, который понимают во всей Европе.

– На мой взгляд, особенность «Евровидения» заключается в нескольких факторах. Прежде всего, это телевизионный продукт. Яркий номер может сделать музыкальный материал вторичным. Бывало порою, что побеждало именно шоу. Может победить и песня. Но тогда она должна быть очень яркая, а исполнитель – харизматичный.

Всё должно сложится. В том числе и политически-психологически. Но главным фактором считаю сценическую часть номера. Участникам нужна профессиональная команда. Но всё же у нас присутствует переоценка этого фестиваля.

– Не кажется ли вам, что в России система популярной музыки очень продюсерская – продюсер решает всё, а артист только выходит на сцену. Есть ли такая тенденция, и меняется ли она сейчас?

– Кажется, что меняется. Появляется всё больше молодых самостоятельных исполнителей. И у нас не так много продюсеров, которые могут реально спродюсировать. В смысле не оплатить попадание в эфир, а создать репертуар. И тема отношений «продюсер–артист» становится неактуальной. Всё больше людей пытается раскрутиться через интернет. Ещё есть тенденция разделения музыки по стилям. И многое определяет, какие отношения складываются у артиста с радиостанциями.

Поэтому, если лет десять назад жёсткое продюсирование в шоу-бизнесе имело смысл, то сегодня всё больше появляется одиночек, которые пытаются пробиться самостоятельно. Хотя и есть ряд вполне успешных продюсерских компаний.

– Бюджетный вариант – раскрутить себя через интернет. Авось выстрелит.

– И у некоторых это получается. А у нынешних продюсеров тоже есть большие проблемы. Потому что на федеральных каналах таких музыкальных программ, на которых можно было бы представить новичка, просто не существует!

– Конкурсов-то сейчас полно, а мегазвёзд, равных Пугачёвой и Ротару, нет.

– Я думаю, равных им не может появится по вышеозвученным причинам – артистов и песен стало чрезвычайно много, они разбиваются по своим аудиториям.

– А сегодня вы кого-либо продюсируете?

– Из артистов – никого. Сейчас я продюсирую спектакли. Это большие проекты, которые идут много лет в разных городах. В том числе и в Беларуси. К концу года должно выйти два больших новых проекта. Один – совместный с Белорусским государственным университетом культуры и искусств. Первый совместный с ним проект называется «Дубровский», и идёт до сих пор. А теперь выйдет весёлый авантюрный мюзикл «Казанова». А на сцене Белорусского государственного академического музыкального театра в декабре должна состоятся премьера «Джейн Эйр».

– Вы говорите, что тенденция, когда певец – наёмный работник у продюсера, сейчас сходит на нет. Но возникло ощущение, что продюсеры пытаются очень жёстко контролировать уже не исполнителей, а музыкальный рынок России. Акционерами одной из радиостанций стала пятёрка ведущих продюсеров плюс Филипп Киркоров, Николай Басков, и ещё несколько исполнителей.

– Весь рынок шоу-бизнеса контролировать невозможно. Но то, что люди занимающиеся им, хотели бы иметь некоторые рычаги влияния на него – это нормально. Я не вижу в этом ничего предосудительного. Это во всём мире так. Главное, чтобы не возникло монополии.

– Ранее вы сформулировали рецепт создания хита: «Если использовать замшелые приёмы, то будет неинтересно. А если совершенно новые, то будет непонятно. Если песня слишком индивидуальна, и ни на что не похожа, то как правило, шлягером она не станет». Каков тогда рецепт для создания музыки?

– Если слишком опережаешь время, то у тебя есть возможность быть непонятым. Или понятым, но уже следующими поколениями).

Если ты ищешь ответы у себя за спиной, или пытаешься вычислить секрет чужого успеха,

то ты всегда будешь во втором ряду. Кто анализирует сегодняшние тенденции, всегда находится сзади. Впереди – только те, кто их формируют. Но зазор, между тем, что ты делаешь, и что люди смогут понять, должен быть не очень большим.

– Кинорежиссёр Владимир Меньшов сказал, что он своим фильмом «Любовь и голуби» попал в ген нации. Как это сделать в музыке? Уловить некое дежа вю?

– Это дело тонкое. При этом существует вероятность попасть во вторичность. Нужно иметь определённую меру, ощущение сегодняшнего дня. И если оно есть у человека, и он в состоянии это отразить, тогда он на коне, тогда он модный поэт, певец, композитор. Или режиссёр.

– А что для вас важнее денег?

– Любовь, творчество, преданность выбранной идее. Служение профессии.

– Если к вам придёт неизвестный, но талантливый исполнитель, напишите ли вы для него песню, ничего не заработав?

– Если увижу, что он талантлив, и ему для реализации не хватает только песни, и именно моей песни – то напишу.

– Как вы отдыхаете?

– Работы у меня очень много, и отдыхаю я нечасто. Дело не только в том, что на сочинение музыки уходит много времени. А в том, что я с супругой Валерией и моей командой постоянно выезжаю на постановки спектаклей. Я старюсь продюсировать спектакли, к которым написал музыку. А постановка одного спектакля занимает два месяца. Это значит, если у меня три мюзикла в год, то полгода уже выпало. И из творчества, и из отдыха. Отдых для меня тоже должен быть чем-то наполнен. И отдыхать мы стараемся активно. Хотя посещает и желание уединиться. У меня присутствует переизбыток общения. С актёрами, артистами. Супруга – преподаватель академии музыки имени Гнесиных. И много общается со студентами. Мы устаём от общения. Иногда хочется уединится, послушать музыку. И свою, и чужую. Проанализировать какие-то вещи. Мир культуры огромен, написано столько великолепной музыки. И много постановок есть отличных. Поэтому на отдыхе стараемся ходить в театр, слушать музыку, читать книги.

– В Оренбурге у вас появилась новая работа?

– Года два назад я стал художественным руководителем и куратором Оренбургского музыкального театра. Мы ставили там спектакль, и меня пригласили на эту должность. Поэтому теперь в мои обязанности входит опекать небольшой провинциальный театр. На мой взгляд, очень хороший театр с сильными актёрами. Сейчас там обновляется репертуар, и я стараюсь чем могу, помогать. В прошлом году театр приезжал на гастроли в Москву. Недавно в нём состоялась премьера новой версии спектакля «Юнона и Авось». Там идёт и несколько моих спектаклей. Надеюсь, это сотрудничество продолжится, и будет полезным как для меня, так и для театра.

– «Юнона и Авось» не могут быть проигрышным спектаклем. Они хорошо идут и в Оренбурге, и в Москве. Я с горечью наблюдаю, как работает Московский театр мюзикла. Они пытаются базироваться на отечественном материале. А не заимствовать, как «Стейдж Энтертейнмент». И я вижу вал народа на «Стейдж Энтертейнмент», и много пустых мест в зале Театра мюзикла. Почему так не приживается наш материал в родной стране?

– Я считаю, что Москва не показатель. В России много постановок. В столице же столько спектаклей, премьер одновременно, что очень сложно что-то отрекламировать. Соответственно, нужны огромные рекламные бюджеты. У «Стейдж Энтертейнмент» реклама очень яркая. Но причина ещё и в качестве. «Стейдж Энтертейнмент» безусловно, обеспечивает очень качественный продукт. Отполированный ушами миллионов людей.

– И не нашими ушами, как правило.

– Я думаю, что в данном случае уши не особо отличаются русские от нерусских.

– Но эти спектакли на Бродвее проверили «будь здоров», а потом уже сюда приволокли.

– Я думаю, что дело в опыте и профессиональном подходе.

– То есть вы сейчас тоже «полируете уши» в Оренбурге, а потом привезете проверенный материал в Москву?

– Я думаю, этот момент не важен, где люди слушают. А в целом сегодня мюзиклы помогают театрам выживать. Это основные произведения, на которые люди с охотой ходят. По сравнению с другими театральными постановками, мюзиклы сегодня – наиболее успешное направление. И думаю, что будущее – за этим жанром.

Сергей Римша, Полоцк, Беларусь. Фото автора


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.


Владимир Путин

Президент России
28 июня 2016 Эрдоган – Путину: «Говорю: извините!»
11 июня 2016 Bloomberg: Россия заработала на еде больше, чем на оружии и нефти
26 июня 2016 Англия плюнула на Евросоюз, или Зачем нужна война между США и Китаем?
мир отказывается от доллара и евро Смерть в небе над Украиной От основания ФРС до захвата РФ Сгорела история России Фантастический роман А. Тюняева В реальном времени

Путин: уроки нацязыков в школах забирают часы у русского

Ко дню рождения Путина в Нью-Йорке вывесили баннер с его портретом

Вячеслав Володин

Председатель Государственной Думы
Российской Федерации

11 октября 2016 || – Государственная Дума – крупный политический инструмент. Функции Госдумы выходят далеко за пределы разработки и принятия законов. В наше напряжённое время, прежде всего, необходимо, чтобы возросла роль российских парламентариев в мировом политическом процессе. Чтобы депутаты получили возможность выступить единой политической командой по решению многих стыковых вопросов современности. И этим служили надёжной опорой Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. Та же самая миссия лежит на Госдуме и внутри страны. Пора переступить через образ депутата как человека, нажимающего кнопку голосования, и наполнить его ответственностью за избирателей и за Россию, ведь главное в нашей работе – забота о наших гражданах.

– Приоритеты, обозначенные в «майских указах» Президента России 2012 года, для нас являются первоочередными. В этом ключе социально-экономическая повестка становится главной. Благодаря этим указам в развитии нашей страны уже сделаны важнейшие реальные шаги. Мы должны развивать успех и в экономической, и в социальной политике, и в развитии территорий, и в других областях.

– Надо исходить из того, что Россия – миролюбивая страна. Наша держава всегда подчеркивает, что мы делаем всё для поддержания мира. Государственная Дума Российской Федерации выступает с абсолютно чёткой позицией – мир во всём мире. В связи с этим наше мнение даже о самой «возможности» войны резко отрицательно.
Председатель правительства России
03 октября 2016 Медведев обличил: У США не могло быть ядерного оружия, поскольку не было и нет «закрытых» городов
29 сентября 2016 Эдгар Кейси: рассказ о будущем России-2017
20 июля 2015 Лже-Романовых закатывают в асфальт
Мировые тенденции, факты, события
Проект
История России
19 мая 2015 Византия – книжная выдумка
24 июля 2015 Ядерного оружия у США не было и нет
25 июля 2015 Реальная история. Как Русь торговала с Византией

Электронная славянская энциклопедия

Всего статей – 558

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

Настоящая трагедия: США шокированы разрывом сотрудничества с Россией в ядерной сфере

06 октября 2016 || Соединенные Штаты драматично восприняли новости об одностороннем выходе России из соглашения касающегося сотрудничества в ядерной сфере. Новости о том, что между российской государственной корпорацией "Росатом" и министерством энергетики США "все кончено" вызвала настоящий шок в Белом доме.

"Ряд санкций, введенных Белым домом в отношении РФ, непосредственно затронули направления сотрудничества, предусмотренные Соглашением о сотрудничестве между Россией и США в научных исследованиях и разработках в ядерной и энергетической сферах... В рамках заявленной американской стороной линии последовали отмены двусторонних встреч и мероприятий по атомной энергетике, что может быть квалифицировано как нарушение пункта 3 статьи IV и пункта 1 статьи X Соглашения", - говорится в сообщении, опубликованном на официальном сайте Правительства РФ.

В Государственном департаменте уже назвали решение Кремля о разрыве соглашения о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерной и энергетической сферах с США, подписанный 16 сентября 2013 года в Вене, трагедией.

Валерий Зорькин

председатель Конституционного суда России

Путин «отшлёпал» Кэмерона

25 мая 2015 || Британская пресса только делает вид, что одобряет отказ своего премьер-министра присутствовать на параде Победы в Москве 9 мая. На самом деле журналисты откровенно восхищаются тем, как мудро президент России перенаправил недружелюбный жест Кэмерона в нужное для России русло.

Британские журналисты отмечают: российские власти воплотили оригинальный ход, «перехитрив британского премьера» и совершив «изобретательный пропагандистский манёвр». Смысл этой политической победы состоит в том, что в Москву на парад Победы вместо одного Кэмерона были приглашены трое ветеранов знаменитых Арктических конвоев – это Эрни Кеннеди, Джефф Шелтон и Дэвид Крейг.

Эти по-настоящему заслуженные британские ветераны расположились на самых «стратегических местах» рядом с Владимиром Путиным. Все телезрители, наблюдавшие за парадом Победы в Москве, видели не только президента России, но и тех, кто был рядом с Путиным. Поэтому три британца, блиставшие своими боевыми наградами и выделявшиеся своими белыми беретами ветеранов Арктических конвоев, с честью представили дружественную сторону своей страны.

СМИ Великобритании первыми обратили внимание на этот факт. Журналисты указали своему премьер-министру на этот промах. Они осудили Кэмерона за бесхитростное и глупое поведение, которое откровенно читается в отказе присутствовать на параде Победы.

Сами британские ветераны в своих оценках не стесняются. Они беспощадно раскритиковали своего премьер-министра за недальновидный отказ принять участие в торжествах Победы.

Дэвид Крейг высказался прямо: «Россияне отнеслись к нам гораздо лучше, чем собственное правительство, члены которого ведут себя как избалованные дети. Господину Кэмерону следовало бы приехать сюда, и его отказ меня очень раздражает. Мнения правительства или события на Украине не имеют здесь никакого значения, и игнорировать жертву, которую принесли двадцать миллионов россиян, погибших на войне, - значит проявить мелочность и бесчувственность».

Но разве поймёт настоящего ветерана кабинетный политик…